There is need for JavaScript.

Пуримское чудо 1953 года: НЕБЕСНЫЙ УДАР СВАЛИЛ ЗЛОДЕЯ.

Дан Рогинский. Иерусалим.


Пурим в 1953 пришелся на 1 марта. В тот день на Амана-Сталина обрушился удар. (Так с древних времён назывался инсульт.) 5 марта было объявлено о его смерти.


Небесный удар свалил злодея накануне страшного удара, который Сталин собирался обрушить на еврейский народ.


Многолетняя серия ударов обрушивалась на евреев СССР уже давно, особенно с 1948, начавшегося с убийства великого Соломона Михоэлса в январе того года.


Один из величайших злодеев всех времён и народов действовал парадоксально: одной рукой помогал евреям в создании Государства Израиль (возможно, надеясь прибрать Землю Израиля к своим рукам), а другой – всё свирепее душил еврейство СССР. Дьявольская эскалация должна была достичь пика именно тогда, в марте 1953.


Древний персидский Аман приготовил дерево для повешения Мордехая-еврея и сам был повешен на нём. Сталин собирался вот-вот повесить на Красной площади «убийц в белых халатах» — евреев-врачей, которых супер-злодей «награждал» таким образом за их благородный труд, спасавший жизни. Небесный удар, лишивший его жизни, спас их жизни (тех, кто не погиб раньше).


План Сталина повесить на Красной площади «убийц в белых халатах» кажется не лезущим ни в какие ворота.

Достоверных на 100% сведений о планах Сталина у нас нет, но есть множество косвенных свидетельств, позволяющих считать такой сценарий вполне вероятным.


Нет у нас и достоверных на 100% сведений о планах депортации всех евреев из европейской части СССР на восток и север. Исследователи ведут споры об этом уже десятки лет.


Однако нет никаких сомнений в том, свидетелем чего был каждый, живший в те времена (и я среди них): народ ЗНАЛ (т.е. не сомневался), что евреи будут скоро изгнаны «куда подальше»; народ ЗНАЛ, что «поделом»; народ ЖЕЛАЛ, чтобы евреи были сурово наказаны.


На кухне каждой коммунальной квартиры соседи ожесточенно спорили, кто же из них займёт «еврейскую комнату», которая скоро освободится. Ни возмущения, ни сострадания. (Наверняка были и благородные негодующие, но лишь немногие, и их не было ни видно, ни слышно.)


Эти настроения народа были плодом искусной многоплановой пропаганды властей (как открытой, прямой, так и подспудной, косвенной), что на деле равносильно планомерной подготовке к убийственной депортации.


Почва для депортации была подготовлена, и никаких препятствий внутри страны не было бы.


Свободный мир по другую сторону «железного занавеса» возмутился бы и разгневался бы… Но ведь проглотил же свободный мир и голодомор с раскулачиванием в начале 30-х, и массивный сталинский террор 1937-38, и активную поддержку Сталиным Гитлера в конце 30-х… И подарил Сталину половину Европы в середине 40-х. А в 1953, когда СССР был ядерной мировой державой, — и подавно.


На фоне предстоявшей (а в значительной мере уже происходившей) расправы со всем еврейским населением СССР публичное повешение нескольких врачей, «завербованных международной еврейской буржуазно-националистической организацией Джойнт», было бы лишь деталью, вполне в «народном духе».


В сущности, висельная петля уже была надета на шею евреев СССР, поэтому Пурим 1953 почти буквально заменил гибель Мордехая (евреев) на смерть Амана (Сталина).


Сталин был не только Аманом, но и царём, и богом; ему поклонялись – с любовью и страхом – многие миллионы.


Страхом были объяты не только многомиллионные простые граждане Страны Советов, но и «первые среди равных», окружавшие «вождя» («равных» лишь в «праве» умереть «за родину, за Сталина»). Этот страх парализовал самих этих ближних. Каждый из них опасался, что любой его шаг может стоить ему дорого, и поэтому бездействовал; к тому же они не спешили спасать того, от кого были бы рады избавиться. В итоге медицинская помощь прибыла к диктатору только через много часов.


Спасти анти-человека оказалось невозможным. Зато мир был, наконец, избавлен от этого исчадия ада, сумевшего превратить в ад шестую часть Земли.


Смерть дьявола не сделала евреев не только полноправными, но и даже равноправными с остальными бесправными «советскими людьми».


Всё же стал виден свет в конце туннеля. Евреев снова стали (со скрипом) принимать на работу. Мои родители, выкинутые в 1949, могли снова кормить нас, детей (в те 4 года наша семья жила впроголодь: отец иногда устраивался, а мама только теряла остатки здоровья).


А через три года после пуримского чуда 1953 свирепо враждовавшие друг с другом вожди сумели, наконец, решить, кого казнить, а кого миловать, и настал черёд речи Хрущёва на 20-м съезде партии, после которой повеяло ветром оттепели.


Мне повезло: я окончил школу в том самом 1956. Меня не приняли в МГУ как золотого медалиста (доцент-«собеседователь» не забыл ещё, как оставшийся в его сердце живым любимый вождь призывал народ «бить жидов, спасать Россию», сочетая приятное с полезным). Но меня не лишили права заменить «золото» на «серебро» и сдать два экзамена, а экзаменатор позволил себе быть самим собой (человеком совести и правды) и поставить мне две пятёрки.


После 1956 пошли другие годы, евреев снова стали притеснять сильнее, СССР активно помогал злейшим врагам Израиля, но…


АМ ИСРАЭЛЬ ХАЙ, и у нас есть все основания праздновать годовщину того благословенного избавления.

2017 г.


Purim Miracle of 1953, 12.03.2017, Jerusalem Post