There is need for JavaScript.

Почему Израиль не Россия

Израиль – непрерывно воюющая страна. Но жить в этой стране рядовому гражданину безопасней и комфортней, чем в России. В этом убедился репортер «Росбалта»,проведя в Израиле две недели и сравнивая технологии обеспечении общественной безопасности, используемые в России и Израиле.


Первое и главное отличие-в Израиле на улицах можно видеть огромное количество вооруженных людей, как в форме, так и в гражданской одежде. Законы Израиля позволяют гражданам иметь, носить и использовать для самообороны короткоствольное оружие, но кроме любителей «короткостволов» на улицах можно видеть юношей и девушек с автоматическим армейским вооружением. При этом автоматы снаряжены заправленными магазинами и готовы к применению в любой момент.


В качестве оснований для получения лицензии на короткоствольное оружие в Израиле гражданин может указать место работы или проживания, связанное с риском, а также армейскую или полицейскую рекомендацию. Так, право на ношение пистолета или револьвера имеют: водители такси, работники алмазной биржи, спортсмены, занимающиеся стрелковым спортом, а также все жители страны, проживающие на оккупированных территориях.


Кроме того, каждый гражданин, отслужив срочную службу, может попросить командование подписать специальное прошение, которое дает основание получить лицензию. И наконец, лицензию на оружие полиция выдает всем дружинникам, добровольно патрулирующим жилые кварталы. Кроме того, в стране вооружена полиция и частные охранники, причем среди охранников часто выступают совсем молоденькие девушки, вооруженные армейскими пистолетами.


Таким образом, по количеству вооруженных лиц Израиль занимает одно из первых мест в мире, однако высокая плотность вооружения населения не приводит ни к росту числа несчастных случаев, ни к высокому уровню незаконного применения этого оружия, чем обычно пугают обывателя российские чиновники.


При этом правоприменительная практика, которая в Израиле является прецедентной, все больше склоняется к одобрению использования гражданами оружия для самообороны. После нападения бедуинской банды на семью израильского фермера, в ходе которого фермер застрелил всех нападавших, законодатели поддержали такое поведение специальным законодательным актом.


Другой пример — недавно в Иерусалиме случайными прохожими было предотвращено сразу два теракта. Одного вооруженного автоматом террориста пристрелил солдат, находящийся в отпуске на экскурсии, а второго террориста застрелил гражданский, проезжающий мимо в автомобиле.


Второе существенное отличие: количество полицейских на душу населения. Россия является мировым лидером по этому показателю – 976 сотрудников на 100 000 населения. В Израиле 330 полицейских на 100 000 населения, т.е. в три раза ниже.


Третье отличие – эффективность работы правоохранительной системы. Количество криминальных смертей в России составляет 28,2 на 100 000 человек, в Израиле этот коэффициент составляет 2,1 на 100 000 человек.


Однако сама по себе эта статистика не объясняет причин, по которым в стране, окруженной непримиримыми врагами, вероятность умереть от рук преступника в 14 раз ниже, чем в России. Речь идет о совокупности причин, в числе которых, к примеру, очень скромный уровень низовой коррупции.


Так, полицейские и следователи в Израиле не берут взяток – не потому, что они очень высокоморальны, а потому что взятки экономически неоправданны. Зарплата полицейского в первый год работы составляет 7 тысяч шекелей, т.е. 2 тысячи долларов США, а потом она растет с каждым годом службы.


Но главное даже не зарплата, а социальные льготы, которых очень много – полицейская страховка, медицинская страховка, оплата высшего образования, пенсия в размере 90% от зарплаты, причем выход на пенсию разрешен уже в 45 лет. Добавьте сюда материальную поддержку при увольнении, которая выглядит так: отставной полицейский вкладывает 10% суммы на большую покупку, например земли или дома, а государство доплачивает ему 90% оставшейся суммы.


В такой ситуации полицейскому или следователю просто невыгодно брать деньги у правонарушителей, потому что он рискует сотнями тысяч долларов будущих выплат и льгот, а взятку в сотни тысяч долларов на низовом уровне ему никто не предложит.


Впрочем, помимо материального стимула следует учитывать и моральный. Граждане Израиля – большие патриоты своей страны. Это видно не только по государственным флагам, которые здесь вывешивают едва ли не на каждом балконе.


В беседах с местными жителями, треть которых хорошо говорит по-русски, репортер «Росбалта» убедился в том, что чувство собственного достоинства и искренняя убежденность в правоте своего дела характерна для всех представителей государства, будь то полицейский или чиновник, а также для представителей прочих профессий.


Таксист может отчаянно ругать правительство и президента своей страны, но про простого полицейского, который остановил его для проверки, не скажет ничего дурного. Полицию здесь уважают и ей помогают.


Еще один важный момент, влияющий на уровень преступности, который подсказал репортеру «Росбалта» местный адвокат – нетерпимость государства к проявлению агрессии в любой форме. В Израиле строго наказывается не только хулиганство, связанное с причинением вреда здоровью, но даже словесная угроза о намерении ударить. За слова, столь популярные в России («Я тебе сейчас пасть порву!») следует наказание в 4 месяца ареста, причем это будет уголовное наказание, которое потом очень сильно мешает гражданину в жизни – скажется на страховке, кредитах, работе и т.п.


По этой причине уровень уличного насилия в Израиле очень низок, а так называемое автомобильное хамство, столь популярное в России, вообще отсутствует. Таким образом государство не допускает превращения банального бытового хама в преступника, готового не только угрожать и бить, но и убивать.


А теперь сравним эту ситуацию с Россией, где вместо усиления ответственности за хулиганство решили вообще отменить уголовное наказание за это преступление. Статья 213 УК РФ «хулиганство» еще в бытность президентства Дмитрия Медведева из соображений гуманности была модифицирована таким образом, что теперь она предусматривает ответственность только за избиение по ксенофобским мотивам либо за нападение с применением оружия.


А если вас беспричинно избивают, пользуясь лишь руками и ногами, то это не преступление. Таким образом безнаказанность уличных нападений стала в России причиной не только резкого роста этого вида преступлений, но и базой для перерождения обнаглевших от безнаказанности хулиганов в серьезных преступников.


Еще один характерный момент – в Израиле все и везде можно снимать на видео. Репортер «Росбалта» в свое время очень горячо спорил с пресс-секретарем Управления на транспорте МВД РФ по СЗФО Светланой Песковской по поводу законности съемки в аэропорту «Пулково». Один из аргументов, который тогда приводила сотрудница МВД, был такой: «Попробуйте что-нибудь снять в Израиле, на вокзале или в аэропорту. Вас сразу арестуют!».


Так вот, я снимал большой профессиональной камерой на железнодорожных и автовокзалах Тель-Авива, Нетании и Иерусалима, а также в аэропорту имени Бен Гуриона, а также в больницах, госучреждениях и религиозных комплексах. Ни один служащий или гражданское лицо не сделали мне ни одного замечания. Нет сомнений, что подобная прозрачность – это еще одна важная причина низкого уровня преступности.


Остается только позавидовать стране, где почти треть населения – выходцы СССР, т.е. такие же люди, как мы с вами. Только вот почему-то Израиль – это не Россия.


Евгений Зубарев